Домой

Алексей Петрович Ермолов


Источник: "Хронос"
Алексей Петрович Ермолов 1777-1861 - Генерал от инфантерии, генерал от артиллерии. Генерал Ермолов был одним из самых известных и популярных людей России первой половины XIX в. Этой славы он добился участием в трех войнах с Наполеоном, деятельностью по управлению Кавказом, государственным умом, независимым и благородным характером. "Ты ратный брат, ты жизнь полкам", - писал о Ермолове после Бородино поэт В.Жуковский. "Сфинксом новейшего времени" назвал правителя Кавказа Александр Грибоедов. "Я прошу Вас дозволить мне быть Вашим историком", - обращался к Ермолову А.Пушкин.
Алексей Петрович происходил из старинной, но небогатой дворянской семьи Орловской губернии. По обычаю того времени, еще в малолетстве он был записан в службу в лейб-гвардии Преображенский полк. Образование получил в Благородном пансионе при Московском университете, впоследствии дополнил его большой начитанностью. В чине капитана состоял адъютантом при генерал-прокуроре А.Самойлове, затем, неудовлетворенный этой службой, перешел в артиллерию. Большая часть жизни Ермолова будет связана с этим грозным оружием войны.
В 1794 г. молодой артиллерийский офицер в составе войск Суворова действовал против повстанцев в Польше, за отвагу получил из рук полководца орден святого Георгия 4-й степени. Через два года участвовал в Персидском походе армии В.Зубова, за доблесть при штурме Дербента награжден орденом святого Владимира 4-й степени и чином подполковника.
Военная карьера Ермолова неожиданно прервалась в 1798 г.: за участие в офицерском политическом кружке "Вольнодумцы" он был заключен в Петропавловскую крепость, а затем Павел I сослал его в Кострому. Там он часто проводил время в обществе другого опального - казачьего генерала М.Платова. Указом вступившего на престол Александра I "О прощении людей" Алексей Петрович был помилован.
По возвращении из ссылки он получил в командование конно-артиллерийскую роту в Вильне. Несмотря на прилежную службу, Ермолов имел несчастье не понравиться инспектору всей артиллерии генералу А.А.Аракчееву. При проверке роты тот измучил солдат и офицеров придирками, когда же в конце он выразил удовлетворение содержанием в роте лошадей, Ермолов мрачно ответил: "Жаль, ваше сиятельство, что в армии репутация офицера часто зависит от скотов". Аракчеев долго не мог простить Ермолову такого сарказма. "Мне остается, - говорил Алексей Петрович, - или выйти в отставку, или ожидать войны, чтобы с конца своей шпаги добыть себе все мною потерянное". К счастью, ожидание войны оказалось недолгим.
В 1805 г., с началом русско-австро-французской войны, рота Ермолова вошла в состав армии М.Кутузова и заслужила высокую оценку своими действиями в кампании. За мужество и распорядительность в сражении под Аустерлицем Алексей Петрович получил чин полковника. В русско-прусско-французской войне 1806 - 1807 гг. он проявил себя доблестным артиллерийским командиром, отличился в сражениях и боях под Голыминым, Морунгеном, Прейсиш-Эйлау, Гутштадтом, Гейльсбергом, Фридландом. В сражении под Прейсиш-Эйлау Ермолов отослал лошадей и передки орудий в тыл, заявив подчиненным, что "об отступлении и помышлять не должно". Под Гейльсбергом в ответ на замечание, что французы близко и пора открывать огонь, ответил: "Я буду стрелять, когда различу белокурых от черноволосых". В сражении под Фридландом .находился в самом пекле битвы, чудом остался жив. Получил за подвиги три ордена и золотую шпагу, но из-за недоброжелательного отношения Аракчеева остался без чина генерал-майора, к которому его дважды представлял сам брат царя - Константин Павлович. Ермолов хотел уйти из армии, но ценивший его Александр 1 воспрепятствовал этому.
После объяснений с Ермоловым Аракчеев переменил к нему свое отношение и с тех пор стал ему покровительствовать. В 1809 г. Алексей Петрович получил чин генерал-майора и назначение инспектором конно-артиллерийских рот, затем стал командиром отряда резервных войск на юго-западных границах. Молодой горячий генерал не раз просился поехать на театр войны с Турцией, но не получил на это разрешения. В 1811 г. его перевели в Петербург командиром гвардейской артиллерийской бригады.
С началом Отечественной войны 1812 г. Ермолов был назначен начальником штаба 1-й Западной армии Барклая-де-Толли. Как и командующий 2-й Западной армией П.Багратион, Алексей Петрович тяготился отступлением и планом Барклая, но все же смирял свое самолюбие "во имя пользы отечества". По личной просьбе Александра I писал ему обо всем происходившем. Как начальник штаба, он много сделал для сглаживания отношений между Барклаем-де-Толли и Багратионом и для успешного соединения двух армий под Смоленском; явился организатором обороны этого города, затем удачно руководил войсками в бою при Лубине, был произведен в генерал-лейтенанты.
В сражении у Бородино Ермолов находился при главнокомандующем М.Кутузове. В разгар битвы Кутузов направил его на левый фланг, во 2-ю армию, где был тяжело ранен Багратион, и Ермолов помог преодолеть там смятение войск. Увидев, что центральная батарея Раевского взята французами, он организовал контратаку, отбил батарею и руководил ее обороной, пока не был контужен картечью.
Кутузов высоко ценил боевые качества Ермолова, но, считая его доверенным лицом императора, не очень благоволил к нему (за Бородино Барклай-де-Толли представил Ермолова к ордену святого Георгия 2-й степени, но главнокомандующий ограничился орденом святой Анны 1-й степени). В свою очередь, энергичный Ермолов сетовал на оборонительную стратегию Кутузова и вызвал его неудовольствие, когда на военном совете в Филях высказался против оставления Москвы без сражения.
После ухода из Москвы Алексей Петрович, исполняя обязанности начальника объединенного штаба 1-й и 2-й армий, сыграл видную роль в сражении под Малоярославцем, где он отдавал распоряжения от имени главнокомандующего. Выдвинув корпус Дохтурова на Калужскую дорогу, он преградил путь армии Наполеона и сражался весь день до подхода главных сил. Наполеон был вынужден отступать по разоренной Смоленской дороге.
После перехода через Неман Ермолов возглавил артиллерию союзных армий, с апреля 1813 г. командовал различными соединениями. В 1813 - 1814 гг. умело действовал в сражении под Бауценом, покрыл себя славой в битве под Кульмом, в боях за Париж руководил гренадерским корпусом, награжден орденом святого Георгия 2-й степени.
По возвращении в Россию Ермолов был рекомендован Аракчеевым на пост военного министра. "Правда, он начнет с того, - говорил Аракчеев, - что перегрызется со всеми, но его деятельность, ум, твердость характера, бескорыстие и бережливость его бы впоследствии оправдали". Александр I предпочел дать 38-летнему генералу другую должность. В 1816 г. Алексей Петрович был назначен главнокомандующим в Грузию и командиром отдельного Грузинского (Кавказского) корпуса; через два года произведен в генералы от инфантерии.
В течение 11 лет Ермолов твердой рукой управлял Кавказом, действуя планомерно и расчетливо, соединяя жесткость и суровость с уважительным отношением к мирному населению. "Штурм Кавказа будет стоить дорого, - считал он, - так поведем же осаду". Свою политику на Кавказе главнокомандующий определил так: "Я медленно спешу". Ермолов провел ряд военных операций в Чечне, Дагестане и на Кубани, построил новые крепости (Грозная, Внезапная, Бурная), усмирил беспокойства в Имеретии, Гурии и Мингрелии, присоединил к России Абхазию, Карабахское и Ширванское ханства. Он поощрял развитие на Кавказе торговли и промышленности, улучшил Военно-Грузинскую дорогу. При нем создавались лечебные учреждения на минеральных водах, был основан Пятигорск, а из крепости Кислой вырос город Кисловодск.
Правитель Кавказа привлекал на службу в свои войска даровитых и образованных людей. Он возрождал суворовские традиции в обучении и воспитании войск, за что солдаты и офицеры отвечали ему любовью. Генерал-патриот покровительствовал сосланным на Кавказ декабристам, те даже прочили его в члены будущего Временного правительства. После того, как командир Кавказского корпуса промедлил с приведением своих войск к присяге новому царю - Николаю I, в Петербурге усилились слухи о планах властолюбивого Ермолова отделить Кавказ от России. Алексей Петрович лишь иронически усмехался и все более мрачнел.
Вторжение персидских войск в пределы Грузии в 1826 г. послужило для Николая I поводом к обвинению Ермолова в непредусмотрительности и к посылке на Кавказ генерала Паскевича с особыми полномочиями от царя. Поручив Паскевичу командование войсками, Ермолов вскоре подал прошение об отставке, которое было удовлетворено в марте 1827 г.
Едва достигнув 50-летнего возраста, человек кипучей энергии, огромного административного и боевого опыта, Ермолов оказался обреченным на бездействие и более 30 лет прожил в Москве и Орле. Известный поэт И.Крылов откликнулся на отставку Ермолова баснями "Конь" и "Булат" - о неумении плохого наездника использовать прекрасного боевого коня и о булатном клинке, заброшенном и ржавеющем без пользы.
Уважение российского общества к опальному генералу сохранялось, поэтому Николай I в 1831 г. назначил его членом Государственного совета, однако от участия в заседаниях совета Ермолов уклонялся. Он изредка выезжал инспектировать войска и присутствовать на военных смотрах. В 1837 г. был пожалован генералом от артиллерии. С началом Крымской войны 1853 - 1856 гг. московское дворянство избрало Ермолова начальником губернского ополчения, но для 76-летнего Алексея Петровича эта должность была лишь почетной. Умер Ермолов 11 апреля 1861 г. в Москве и по завещанию похоронен в Орле, рядом с отцом, в церкви Троицкого кладбища.

Назад на страницу биографий
Домой