Домой

Строганов Григорий Александрович


Григорий Александрович Строганов - выходец из древнего русского аристократического семейства, породненного с царской фамилией. Предки его были уральскими промышленниками, получившими дворянство. Григорий Александрович принадлежал к баронской линии Строгановых, в то время как существовала ветвь рода, члены которой носили графский титул. Г.А. Строганов родился в 1770 г. Детские и юношеские годы сыграли решающую роль в формировании политических взглядов будущего дипломата. Григорий получил прекрасное домашнее образование под руководством француза-гувернера де Мишеля, которого нанял для племянника Александр Сергеевич. В 1787 г. Строганов отправился в заграничное путешествие с целью продолжить образование.В 1796 г. он начал службу в Берг-коллегии, а в начале XIX в. вступил на дипломатическое поприще. В российском министерстве иностранных дел александровской эпохи дипломатические должности занимали, как правило, не представители русских аристократических родов, а выходцы из Европы. Современник Строганова, русский военный историк генерал-лейтенант А.И. Михайловский-Данилевский, писал по этому поводу: "Вообще я нахожу весьма неосновательным, что у нас выбирают большею частию чужеземцев в представители нашего правительства при иностранных дворах; человек, рожденный не русским, не в состоянии иметь настоящее понятие о достоинстве и величии России". Тем не менее одновременно со Строгановым российские миссии в Европе возглавляли: в Лондоне - остзейский немец Христофор Андреевич Ливен (1774-1839), в Париже - корсиканец Карл Осипович Поццо-ди-Борго (1768-1842), во главе российского министерства иностранных дел в начале века стоял поляк Адам Юрий (Ежи) Чарторыйский (1770-1861), а с 1815 г. его возглавили грек Иоанн (Иван Антонович) Каподистрия (1776-1831) и Карл Васильевич Нессельроде (1780-1862). В 1804 г. он был направлен посланником в Мадрид. Служба на первом же месте назначения принесла ему известность. Александр I направил Строганова в Мадрид с тем, чтобы он мог содействовать перемирию между Испанией и Англией, но события в Европе внесли свои коррективы в намеченную программу действий. В марте 1808 г. испанский король Карл IV отрекся от престола. Новым королем был провозглашен брат Наполеона Жозеф Бонапарт. В июле 1808 г. Строганов получил письмо от канцлера Н.П. Румянцева, в котором сообщалось о том, что Александр I намерен признать нового короля и поручает своему посланнику поздравить его. Однако посланник уклонился от выполнения предписания. С большой симпатией относясь к антинаполеоновскому движению испанцев, Строганов не преминул оказать ему содействие и поддержку. Как и испанские патриоты, законным наследником Карла IV Строганов признавал принца Астурийского Фердинанда VII.
В октябре 1808 г. Строганов по собственной инициативе покинул Мадрид в связи с приближением наполеоновских войск. Этот его поступок не был одобрен в Петербурге.Тем не менее Строганов сумел убедить Александра I в необходимости предпринимаемых им действий. Будучи послом России при Карле IV, объяснял Строганов, он уже не мог представлять интересы российского императора при Жозефе Бонапарте. Строганов писал Александру I, что считает невозможным "представлять Россию при порабощенном народе, сам будучи в окружении его тиранов и угнетателей". Признав эти доводы убедительными, Александр I вынужден был назначить новым посланником в Мадрид Н.Г. Репнина. Таким образом политические симпатии Строганова ярко проявились во время его дипломатической службы в Испании. Казалось бы, строптивый дипломат не мог рассчитывать на новое назначение после столь яркого проявления непослушания. Тем не менее в сентябре 1812 г. Григорий Александрович был назначен чрезвычайным посланником и полномочным министром в Швеции. Здесь его деятельность протекала в благоприятной обстановке предопределенной дружескими и союзническими отношениями России и Швеции. Российское правительство положительно отнеслось к избранию риксдагом наследником шведского престола в 1810 г. Ж.Б. Бернадота, бывшего наполеоновского маршала, и к присоединению Норвегии к Швеции, в чем последняя искала поддержки. Совместные военные действия против наполеоновских армий в 1813 г., в частности успешные сражения шведов с датчанами, способствовали укреплению русско-шведского союза. В депешах из Стокгольма Строганов подчеркивал дружеское расположение шведского правительства к России. В июле 1816 г. Строганов получил назначение возглавить миссию в Константинополе. Он прибыл в Турцию осенью 1816 г. в ранге чрезвычайного посла и полномочного министра и сразу же оказался в центре национальных движений за освобождение народов Сербии, Молдавии, Валахии и Греции. После заключенного в 1812 г. русско-турецкого Бухарестского мирного договора между двумя странами оставался ряд вопросов, решить их и вменялось в обязанность новому посланнику. Среди нерешенных были такие проблемы, как разграничение на Кавказе, статус Дунайских княжеств и Сербии, ряд экономических вопросов, связанных с режимом судоходства через проливы. Наиболее "деликатной" была проблема предоставления Сербии статуса самоуправляющейся провинции Османской империи, что предусматривалось восьмой статьей Бухарестского мира. Прибыв на место назначения, Строганов получил инструкции, где подчеркивалось неоспоримое право России на покровительство христианским подданным Оттоманской Порты и намечались задачи, которые должны были быть решены в результате его миссии. Прежде всего это была выработка основ для мирных русско-турецких отношений, а также открытие переговоров по ряду спорных вопросов. В Константинополе Строганов активно взялся за исполнение своих обязанностей. Помимо официальных сношений с турецкими властями он установил связь с лидерами освободительного сербского движения, с сербскими депутатами, прибывавшими в турецкую столицу для передачи турецкому правительству требований своего народа. С самого начала Строганов повел переговоры с османскими министрами в резкой, наступательной форме. Это вызывало тревогу со стороны османского правительства и недовольство российского императора. Для Александра I, стремившегося к консервации сложившегося равновесия сил в Европе, обострение отношений с западноевропейскими державами было нежелательным, поэтому в Петербурге были крайне встревожены реакцией посланников великих держав в Константинополе на решительные требования Строганова. Оказывая поддержку христианским подданным Турции, посланник вызвал нарекания как со стороны османского, так и российского правительств, хотя и стремился действовать в рамках полученных предписаний.
Строганов был вынужден прекратить прямые переговоры с турецкими властями относительно обустройства Сербии. Он занялся выработкой программы автономного устройства будущего сербского государства. Разработанный Строгановым в 1820 г. проект прошения турецкому правительству, явившийся, по-существу, планом государственного устройства автономного княжества и прообразом конституции, лег в основу всех дальнейших требований сербского народа к османскому правительству.. Таким образом, конституционный проект государственной власти, воплощения которого добивались как сербские депутаты, так и российские дипломаты на протяжении следующего десятилетия, был составлен Строгановым в 1820 г. Летом 1821 г. Турция наложила эмбарго на товары, провозимые кораблями под российским флагом, и запретила греческое судоходство в проливах, что нанесло ощутимый вред российской торговле. 6 июля Строганов направил Оттоманской Порте ноту с требованием прекратить преследования христианских подданных и восстановить свободное судоходство в проливах. В установленный срок Порта ответа на ноту не дала. Считая бесполезным продолжать переговоры и имея полномочия принимать несогласованные с министерством иностранных дел решения, посланник и вся российская миссия в Константинополе покинули турецкую столицу.
Миссией в Константинополе завершилась дипломатическая деятельность Строганова. Во время дипломатической службы Строганов оставался, прежде всего, исполнителем предписаний и должен был действовать согласно инструкциям, разработанным на основе тех внешнеполитических принципов, которых придерживалось российское правительство в то или иное время. Можно лишь высказать предположение, что неумение или нежелание изменят), своим взглядам и корректировать поведение в зависимости от поступавших указаний привели к тому, что после 1821 г. Строганов навсегда покинул дипломатическую службу. Дальнейшая его карьера носит следы внешнего благополучия. После возвращения из Турции барон Григорий Александрович Строганов несколько лет провел за границей. По возвращении в Россию он удостоился графского титула, который был пожалован ему во время коронации Николая I. В октябре 1827 г. стал членом Государственного совета. При новом императоре Строганов продолжил службу в департаменте экономии. В 1838 г. он официально представлял Россию на коронации английской королевы Виктории. Граф Григорий Александрович Строганов - Андреевский кавалер, оберкамергер, член Государственного совета - скончался в 1857 г. в возрасте 86 лет.

Данная статья предоставлена Киселевым В. В.


Назад на страницу биографий
Домой