Домой

Тотлебен Эдуард Иванович


Источник: "Хронос"
Эдуард Иванович Тотлебен 1818-1884. Известнейший российский военный инженер был потомком древнего дворянского рода германского происхождения, выходцы которого в XVIII в. переселились в Россию. Эдуард Тотлебен родился в 1818 г. в Митаве (Елгаве), в семье купца 3-й гильдии, затем семья переехала в Ригу. В Риге мальчик увлекся изучением крепостных укреплений, а летом за городом, на даче отца, с друзьями строил редуты по правилам инженерного искусства. Заметив наклонности сына, отец в 1832 г. отвез его в Петербург, где юноша поступил в инженерное училище. Учился он успешно, хотя из-за болезни сердца несколько раз был вынужден прерывать учебу.

Инженерную практику Тотлебен получил в Рижской инженерной команде, затем в гренадерском саперном батальоне в Динабурге, а с 1840 г. он служил поручиком в учебном саперном батальоне близ Петербурга. Там его способности заметил известный в то время военный инженер генерал-адъютант К.Шильдер, который стал поручать ему различные сложные задания. Одним из них стала разработка трубной контрминной системы для борьбы с подземными минными галереями противника. За свои опасные, но необходимые опыты молодой инженер был удостоен первых наград - ордена святого Станислава 3-й степени (1842 г.), ордена святой Анны 3-й степени (1847 г.).

В 1847 - 1849 гг. Тотлебен находился на Кавказе, где он занимался инженерным обеспечением боевых действий отряда Князя Аргутинского-Долгорукова. За активное участие во взятии Сальты, Гергебиль, Ахты и других опорных пунктов горцев он был награжден орденом святого Владимира 2-й степени и чином капитана. По возвращении с Кавказа Эдуард Иванович служил адъютантом у Шильдера, ставшего начальником инженеров армии в Варшаве, а в 1851 г. перешел в гвардейские инженеры и переехал в Петербург, где стал начальником инженеров Гвардейского и Гренадерского корпусов.

Талант Тотлебена как военного инженера раскрылся в Крымскую войну 1853 - 1856 гг. В январе 1854 г. он был направлен в главную квартиру Дунайской армии и стал самым деятельным помощником Шильдера в инженерном обеспечении переправы русских корпусов князя М.Горчакова через Дунай. В период занятия придунайских княжеств Тотлебен совершил под огнем противника ряд блестящих рекогносцировок, ему принадлежал план атаки укреплений Калафата. После ранения Шильдера он возглавил проведение осадных работ под Силистрией, 7 июня взорвал весь фронт перед укреплениями этого города.

Успех осады был близок, но по распоряжению Николая I боевые действия русских войск на Дунае из-за давления Австрии были прекращены. Эдуард Иванович был расстроен: 35 дней его напряженных трудов под Силистрией завершились ничем.

В августе 1854 г. Горчаков направил своего лучшего инженера в помощь крымской армии А.Меншикова, рекомендуя его как "деятельного, разумного, храброго" человека, испытанного в боевой обстановке. Прибыв в Севастополь, Тотлебен внимательно изучил укрепления города с моря, признав их удовлетворительными, но с суши он обнаружил их едва обозначенными. Получив в свое подчинение все инженерные и саперные части гарнизона, он взялся за работу. Предчувствуя тяжелую судьбу Севастополя, Тотлебен в один из сентябрьских дней написал прощальное письмо жене на случай своей гибели, но сам не прекращал напряженных трудов. Оборонительная линия города непрерывно расширялась, включая в себя все новые форты и бастионы. Работы велись днем и ночью, и там, где неприятельская разведка раньше обнаруживала лишь слабые укрепления, выросла сплошная линия обороны. В сентябре Эдуард Иванович был удостоен ордена святого Георгия 4-й степени и чина инженер-полковника. Меншиков, Корнилов и Нахимов были очень довольны своим помощником. Скептик Меншиков признавался: "Это весьма деятельный офицер, с военным взглядом, который ставит его выше обычных кирпичных дел мастеров".

Англо-франко-турецкие войска, подступившие к Севастополю, были вынуждены отказаться от открытой атаки города и перейти к осаде. День первой массированной бомбардировки Севастополя - 5 октября стал огневым крещением оборонительных сооружений крепости и экзаменом для их создателя. Он был успешно отбит, и с учетом его итогов Тотлебен продолжил свои труды. Его особой заботой стал Малахов курган - главный объект атак противника, здесь устраивались батареи, обеспечивавшие перекрестный огонь, укреплялись подступы к высотам, активно велась подземная контрминная борьба. Новым словом в фортификации стало создание Тотлебеном разветвленной системы ложементов, передовых окопов и редутов, тщательно приспособленных к местности. Они обеспечивали усиление ружейного огня, затрудняли противнику ведение осадных работ, способствовали производству вылазок, а главное - стали, по выражению Тотлебена, "ушами и глазами обороняющихся". Строительство и восстановление укреплений требовали изнурительной и опасной работы, и не все командиры хотели помогать главному военному инженеру, но когда один из них пришел жаловаться на него Нахимову, тот отреагировал немедленно: "На Тотлебена-с?! Извольте идти вон-с". Славный адмирал не раз повторял: "А без Тотлебена мы пропали бы, непременно-с пропали бы". В марте 1855 г. Эдуард Иванович был произведен в чин генерал-майоpa, в конце апреля, после отражения второго штурма Севастополя, его имя было занесено на мраморную доску инженерного училища в Петербурге.

Из-за новых неудач русской крымской армии, которой после Меншикова стал руководить Горчаков, Севастополь был обречен. В то время как силы осаждавших непрерывно росли, ряды защитников города таяли. Пали Корнилов, Нахимов, Истомин. 8 июня Тотлебен был ранен в ногу (навылет ниже колена), но, покинув боевой строй, он еще два месяца находился в Севастополе. Его физические и моральные силы были на исходе. После падения Малахова кургана и начала эвакуации Эдуард Иванович выехал в Симферополь. Произведенный в генерал-адъютанты, он был командирован в Николаев для организации работ по улучшению его оборонительного состояния. Там Тотлебен провел около двух месяцев, подготовив план усиления обороны города, отличавшийся свежими идеями. По возвращении в Петербург (декабрь 1855 г.) он руководил строительством новых укреплений Кронштадта.

Незадолго до окончания войны конференция Инженерной академии в своем постановлении отмечала: "Генерал-адъютант Тотлебен гениальной изобретательностью изыскал средства под огнем неприятеля обратить почти открытый город в крепость, выдержавшую 11-месячную постепенную атаку... предупреждал действия неприятеля и с блистательным успехом противопоставил ему на каждом шагу преграды как на поверхности земли, так и под землею". Конференция наградила его специальной золотой медалью.

В 1856 - 1858 гг. Тотлебен много времени провел за границей, где знакомился с организацией инженерного дела и крепостями Франции, Бельгии, Голландии, Германии. В 1858 г. он был назначен директором инженерного департамента Военного министерства. При активной поддержке Александра II и военного министра Д.Милютина Эдуард Иванович реорганизовывал инженерное дело с учетом влияния нарезного оружия и новых способов ведения войны. Под его руководством разрабатывались и осуществлялись планы работ по развитию оборонительных сооружений и перевооружению всех крепостей от Прибалтики до Черного моря. Тотлебен был инициатором обучения саперному искусству личного состава пехоты, кавалерии и артиллерии. В 1869 г. он был удостоен высшего инженерного чина - звания инженер-генерала, в 1871 г.- ордена святого Александра Невского. В следующем году он завершил работу над двухтомным трудом "Описание обороны г. Севастополя". После введения закона о всеобщей воинской повинности (1874 г.) руководил реорганизацией инженерных войск.

Затем были русско-турецкая война 1877 - 1878 гг. и Плевна, принесшие герою Севастопольской обороны новую славу - на этот раз не за противодействие осаде, а за успешные осадные действия. Война началась удачно, и находившийся при ставке главнокомандующего царь и его многочисленная свита ожидали скорой победы, но камнем преткновения стала осада Плевны. Два кровопролитных штурма города не дали результатов. Третий штурм Плевны, проводившийся в день рождения Александра II, также окончился неудачей, несмотря на отчаянный натиск русских войск и особенно отряда генерала М.Скобелева. Военный министр Милютин настоял на продолжении осады, и для руководства ею из Петербурга был вызван Тотлебен.

С прибытием 2 сентября 1877 г. в главную квартиру Эдуард Иванович твердо заявил: "Четвертого штурма Плевны не будет". Он верил, что сможет добиться капитуляции крепости путем организации ее полной блокады и методического разрушения системы обороны противника. Под его руководством были организованы шесть участков (дистанций) линейного обложения Плевны, созданы пояса укреплений, дороги для маневра, улучшена система снабжения осадных войск, отрыты окопы, землянки, проложены линии телеграфа. Умело расставленная артиллерия вела прицельный огонь по разрушению крепостных сооружений. Кольцо блокады стиснуло турецкий гарнизон, в городе начались болезни, голод, В ночь на 28 ноября турки предприняли попытку прорваться, но, потеряв шесть тысяч убитыми, отступили и вскоре капитулировали. Было взято в плен 43 тысячи человек во главе с Осман-пашой. Тотлебен весьма скромно оценил свои заслуги во взятии Плевны, сказав: "Не я победил Османа, а голод".

После падения Плевны русские войска стали неудержимыми. Тотлебен некоторое время командовал Рущукским отрядом, а с апреля 1878 г. по январь 1879 г. - всей действующей армией. На завершающей стадии войны он вел дипломатические переговоры по подписанию мира, затем организовывал возвращение войск в Россию, эвакуацию раненых и больных. За заслуги в войне Эдуард Иванович был награжден орденами святого Георгия 2-й степени и святого Андрея Первозванного, а по случаю 25-летия со дня первой бомбардировки Севастополя (5 октября 1879 г.) возведен в графское достоинство. С 1879 г. он - член Государственного совета, временно занимал пост генерал-губернатора Одессы и командующего войсками Одесского военного округа, в 1880 г. был назначен на аналогичный военно-административный пост в Северо-Западный край, в Вильну.

Осенью 1882 г. Эдуард Иванович выехал за границу для лечения, но недомогания его усиливались, и 19 июня 1884 г. он скончался в местечке Зоден близ Франкфурта-на-Майне. Тотлебен был похоронен в Риге, но через несколько месяцев, с согласия семьи, его прах был перевезен в Севастополь и захоронен на Братском кладбище, рядом с могилами других героев Крымской войны.
Назад на страницу биографий

Домой