Домой

Штурм Карса (1855 год)


Источник: "Хронос"
2 сентября 1855 года главнокомандующий русским экспедиционным корпусом в Турции Муравьев вызвал к себе в штаб генерала Бакланова и объявил о штурме Карса. Генерал пытался доказать, что без подкреплений это сделать невозможно. Главнокомандующий не отменил решения.
Муравьева никто не понял. Армия стала готовиться к операции. Турки узнали о предстоящем штурме. Муравьев, узнав об этом, упрямо стоял на своем. Штурмовать.
17 сентября 1855 года на рассвете русские пошли в бой. Полковник Вильямс (английский консультант по военным делам в Карсе), увидев русские колонны, поздравил стоявших рядом офицеров с победой.
Турки встретили атакующих ураганным огнем. Русские к пяти часам с огромными потерями взяли три редута. Оставалось овладеть укреплением Вели-Табия. Генералы Бакланов и Базин просили у Муравьева подкреплений. Четырех батальонов хватило бы для штурма Вели-Табии. Муравьев не имел даже роты. Все силы он отправил для захвата укрепления Шорах. Капитан Ермолов (сын знаменитого генерала) докладывал главнокомандующему о создавшемся положении: «...Если угодно будет прислать четыре батальона, мы возьмем Вели-Табию и через полчаса соединимся с вами на Шорахе!»
Муравьев смотрел на разгоряченного офицера и молчал. Долго молчал. И приказал отступить. Штурм провалился.
Положение русской армии ухудшилось. В Лондоне, в Париже, в Константинополе думали, что Муравьев снимет осаду. У турок появилась возможность развить успех. Но они бездействовали. Почему? В русской армии после сокрушительного поражения... необычайно возрос боевой дух! Все солдаты и офицеры жаждали реванша. Муравьев посещал госпитали. Даже среди раненых он не видел павших духом. Об этом воодушевлении знали турецкие полководцы и теперь уже генерал Вильямс. И быть может, этот фактор повлиял на командующего турецкой армии в Батуме. Омер-паша вел себя, словно был под наркозом, не предпринимая решительных действий. И главнокомандующий в Карсе Вассиф-паша бездействовал. А русские все туже сжимали кольцо окружения.
Многие специалисты осуждают Муравьева за тот бой. Но если бы он не решился штурмовать Карс в ожидании подкреплений, что случилось бы с армией, с русским солдатом — не знает никто. Бездействие губило многие армии мира.
Вскоре после поражения дела у Муравьева пошли лучше. Он поладил с Баклановым, стал доверять ему во многом. Русские спокойно готовились к зиме, утепляли жилища.
На Западе союзники приуныли, понимая, к чему идет дело.
12 ноября 1855 года в штаб Муравьева явился с белым флагом генерал Вильямс с заявлением о сдаче Карса. Это была победа! Она очень повлияла на переговоры в Париже.

Домой