Домой

Реляция Румянцева об отличившихся в кампании 1759 года


Во исполнение отданного сего августа 13 числа из генерального дежурства приказа, кто из штаб и обер-офицеров в бывший прошедшего июля 12 и августа 1 числ баталии имел случаи показать себя в действии против неприятеля пред другими отлично, учиненной список вашему высокорей[х]сграфскому сиятельству при сем подношу.
Список именной

кто именно, и которых полков второй дивизии штаб и обер-офицеры сего году июля 12 и августа 1 числ во время сражения отличные пред другими против неприятеля поступки показали.
Августа 19 дня 1759 г.
От полков показано:

От Рязанского конного гранодерского полку, что июля 12 и августа 1 числ все штаб и обер-офицеры, при баталиях находясь, поступали, как должность требует, и августа 1, будучи на левом фланге армии, усмотря неприятельских эскадронов движение ко атаке во фланг нашей пехоты, то полковник Шетнев с полком своим, поскакав во весь галоп ко атаке тех эскадронов, что неприятель увидя, в тот час намерение свое переменил, и те отделившиеся прусские эскадроны с крайнею скоростию швенковались и назад за свою пехоту отошли, а два эскадрона Рязанского, також Санкт-Петербургского и Каргопольского полков атаковали, отчего неприятель ни минуты более от того время не стоял и зачал ретироватца, а от оных эскадронов всегда гоняем был; причем и пехотной фрунт вскорости на неприятеля с проиэвождением огня наступал. И как оной даже на батарею, где Обсервационной корпус стоял, а потом с батареи сквозь засеку и чрез малой ручей, бывшей при той засеке, реченными эскадронами прогнат. А второй Рязанского полку эскадрон, будучи перед всеми впереди, в правой фланг неприятельской пехоты въежжал, причем оным взято в полон: подполковник 1, шесть обер-офицеров и одно знамя, которое по срублении во фронте неприятельского прапорщика гранодером Федором Александровым взято, и что увидя, небольшой фрунт с баталион прусской пехоты, бывшей за батареею, брося ружья, отдались в полон, коих Каргопольского полку майор Фалкенгейн с одним эскадроном в нашу армию проводил.

Апшеронского пехотного полку подпорутчик Матвей Екимов августа 1 числа, когда находящейся при полковой артиллерии подпорутчик Палак ранен и оною артиллериею командовать не мог, то он, Екимов, самоохотно и спрося у подполковника Масалова дозволение, означенною полковою артиллериею действовал, пока и сам стал ранен, почему он реченным подполковником отличным и засвидетельствован.

Ростовского пехотного полку порутчик Александр Голиков августа 1, быв в городе Франкфурте у большого моста у Одерских ворот на карауле с командою при одном ундер-офицере, с сорокью человеками рядовых, при нападении прусских гусар, хотящих пресечь в город проезд, против их поступил храбро и скоро тот проезд очистил; и потом как он пошел для соединении с главным гоуптвахтом, то множество неприятельских гусар чрез выстрелы путь ему к тому пресекли, почему он, паки отстреливаясь, на прежней свой пост ретировался. И между Одерскими воротами построясь в порядке, как мост поднять, так и в ворота вступать неприятелю препятствовал и находился при оном месте до сикурса, пришедшего от есарских полков, безотлучно, и при всем оном происхождении из команды его ни одного человека не потеряно, только трое рядовых легкоранены.

Новогородского пехотного полку правящей должность полкового квартермистра подпорутчик Петр Селявин июля 12 и августа 1 числ, хотя ему, как и всем полковым квартермистрам, на правом фланге в безопасном от неприятеля месте в силе приказу быть подлежало, но он в обе баталии, испрашивая у полковника Фелкерзама дозволение, самоохотно во фронте стоял, оказывая свою храбрость. И августа 1 числа под ним лошадь подбита, а потом и он в правую руку пулею навылет ранен.


Назад на страницу Семилетней войны
Домой